Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

трубка

Саусем неуиновный

Новости из Разночиновки. Никто и не сомневался, что директора не будут приговаривать ни к чему серьезному. Ну подумаешь, не заявила о похищении и изнасиловании своей подопечной. Она же не на митинг ходила, можно и не наказывать. Амнистируем ее. В честь годовщины со дня рождения Гитлера.

Вот тут можно прочесть новость.

Чего нельзя делать в нашей стране? За что можно сесть в тюрьму?
Сходил на митинг.

Что можно делать в России и за что дают звание "Женщина руководитель года":
Возглавлять крупное учреждение, где заживо гниют дети, где не лечат, не учат и не ищут сиротам семьи. Где ребенка может украсть и изнасиловать маньяк, а об этом даже не заявят в милицию. Хрен с милицией, даже не зашьют разорванные гениталии, так и положат дальше помирать.

Это Верин приемный сынок, он тоже прошел Разночиновку. Напомню, если кто забыл:



Ну и чтобы два раза не вставать. Недавно мониторила новости про Разночиновку, так вот те журналюги, кто тогда писал "Волонтеры-пиарщики приехали и уехали, а директор проводит с этими малышами годы и считает их своими родными детьми!", потом совершенно спокойно писали "Директор Разночиновки 11 лет скрывала деяния педофила". Ваще похрен журналистам про кого писать. Сегодня этих обосрали, завтра тех, держат руку на пульсе.
трубка

Мама Феня

Есть такая девушка, многие ее знают как Маму Феню. я хочу дать вам ссылку на пост о том, что сейчас происходит в ее жизни и в жизни одного ребенка. Однажды я случайно прочла кусочек темы на форуме про нее и теперь часто захожу и на литтлван и в ее блог. Это что то совершенно не ре аль но е!

А вот пост о ней. После него ваш мир не будет прежним (но имейте ввиду, там жесткие фотографии)

трубка

какая пусечка!

Меня читает, внезапно, полно мужчин. Вот хотите, мужики, заплакать от умиления? При виде... швейной машинки? Думаете это невозможно? А я говорю возможно. Фото под катом. Я не закрываю его уже сутки. Периодически открываю и пускаю скупую солдатскую слезу, утираясь портянками.

Collapse )
трубка

Нет

Елена Альшанская как-то позвонила мне и сказала:
- Здравствуйте. Ольга, меня зовут Елена. Давайте купим Вере Дробинской мебель? Организуйте там своих астраханцев, давайте соберем деньги.
Я сказала:
- Здравствуйте Елена, мне очень плохо, у меня токсикоз и я несколько месяцев лежу в постели.
- Ну ничего, - сказала Елена Альшанская, - я тоже тут покашливаю. Давайте будем работать. Так вот мебель. Сколько вам нужно времени?
Мы еще раз по кругу прошлись по моим жизненным трудностям, я ей "умираю, не могу есть, не встаю", она мне "так вот, я все про мебель. когда?"

Чем все кончилось вы все прекрасно помните. Хорошо все кончилось. А потом мы разговаривали с ней про то, что нас не пускают в Разночиновку. И я обнаружила, что есть такие люди, для которых "нет" это не конец, не точка, а перевалочная база. У них есть четкая цель. И все остальное неважно. Ты говоришь ей:
- Нас не пускают в интернат. Директор, министерство, губернатор. Нас не пускают никто, нас никогда не пустят.

Альшанская спокойно выслушивает эти стенания и говорит:
- Ну и что? Это просто дело времени. Этим просто надо заниматься.
А недавно мне посчастливилось пообщаться в реале с Димой Марковым. Он сказал, что в других интернатах ситуация не лучше. И пускают туда потому что очень очень многим волонтерам и организациям это все надо.

Я долго думала об этом "нет - как перевалочная база". И что-то во мне изменилось. Я пока не готова штурмовать Разночиновку. Но я смогла сходить на сайт фрилансеров. Мне всегда казалось, что там собираются толпы каких-то очень одаренных и живущих в столице людей и я там не смогу найти для себя работу. А сейчас я подумала - "может быть кто-то скажет нет, но это меня не остановит". И еще подумала "что-то а уж трепаться то я умею, неужели я не смогу уболтать работодателя?". Раньше мне очень не нравилось, если где-то надо соревноваться, потому-что ты будешь ходить там перед ними на голове, а в итоге тебе скажут "нет". А тут проснулся какой-то азарт и я оставила два задорных отзыва на вакансии. Один на простенькую, второй на сложненькую и пошла заниматься своими делами.

На простенькую меня взяли сразу же, а на сложненькую сегодня.
трубка

Книга для начинающего сатаниста

Купила я недавно в самом обычном книжкном магазине хрестоматию для детей 1-4 классов. Посмотреть что дети младшего школьного возраста читают. И сыну прочесть. На книжке написано "согласно школьной программе" и "по страницам любимых произведений". Ну ок. Почитаем. И вечером перед сном мы с сыном начали читать сказку "Сивка бурка" оттуда. 
Охренеть, товарищи! К чему готовят детей в начальной школе? К работе чернокнижником? Руководителем секты сатанистов? К ночным дежурствам в морге?

Вот вы какого "Сивку бурку" читали? Небойсь где Иван три дня пшеницу охранял? Скукота. 
В инторнетах нашлась ссылка даже с картинками того "Сивки бурки", который в книжке для детей 1-4 класса. Картинки я, пожалуй сыну показывать не буду. 

Насладитесь при желании

Цитата из произведения:
- В полночь земля расступается, отец поднялся из могилы:
- Кто тут? Ты ли, мой младший сын Ваня? Скажи, что делается на Руси, собаки ли лают, волки ли воют, или чадо мое плачет?
Иван отвечает:
- Здесь твой сын Ваня. А на Руси все спокойно.
Отец наелся хлеба и говорит ему:
- Один ты исполнил мой наказ, не побоялся три ночи ходить ко мне на могилу.


Хвалюсь

Прерву унылый монолог - "все мужики козлы" позитивом. Состоялся фестиваль "Итильской берег", на который я благополучно не поехала. 

Но поехали мои друзья. И вес все запечатлели.

Вот это вот мой Лешка. Он тут потный. Патамушта доспехи весят 30-50 кг. Под ними теплая стеганая фуфайка, на дворе август и в этом всем надо драться. А еще у него рваный ламиляр, потому что кожанные ремешки на раз рубятся мечом, хоть он и незаточенный. А топор оставляет в шлеме углубления. Ах скольких зубов не досчитались ребята на бугуртах! 






День распиздяя

Традиционно в предверии значимых праздников россияне отмечают День распиздяя. Это мой день, однозначно. На улице идет дождь, но мы, отдев сапоги, пошли с сыном на почту и на телеграф. на почту, чтобы послать послыку маме на День рождения, на телеграф, чтобы отправить поздравление с 9-м мая моей бабушке по переписке из проекта "Старость в радость", ббушке 87 лет, поэтому завтрашний праздник для нее не пустой звук. Это было очевидно, но я не написала бабуличке во время письмо. Но расплаты за это было не избежать.
В телеграфной горнице было светло и уютно. И стояла очередь из таких же вот оленей как я. Девушка, стоящая за мной отправляла  телеграмму своему дедушке, которому по ее словам 97 лет. То то завтра радости будет дедуле.

А потом мы пришли домой и я обнаружила, что потеряла ключ от квартиры. Чтобы найти его решилась на рискованный шаг - порыться в сумке. Даже вывалила все ее содержимое. Тема ключа как-то отошла на второй план, когда я поняла, что ношу с собой мини-шкаф. засунула все назад. Отдала сына соседке, побежала за ключем к Леше на работу. И тут чувстую, что мне то-то жмет в сапоге. А я ношу казаки с таким широким голенищем. Я потоптала, бегу дальше, не проходит, потоптала еще, бегу не проходит. Остановилась, сняла казак, вытряхнула. На пол упал ключ.

Придя домой, решила сфоткать содержимое сумки и показать вам. 



1. Перчатки без пальцев
2  Аж две (!) ребенковые шапки, которые мы долго искали перед выходом и одели третью.
3. Кошелек и рссредоточенные вне него деньги.
4. Тот самый альбом для зарисовок, карандаш, паркер.
5. Открытка, которую не послалали маме, потому что Андрюша ею вытер пол на почте, а под ней письмо от бабушки из дома пристарелых. 
6. Карточка Станд Арта
7. Нафтизин
8. Мешочек счастья, связанный Надей из Новосиба
9. Скраб (!!!)
10. Расческа
11. Плеер
12. Сережки, которые я слепила сама.
13. Рексона
14. Игрушечный трактор
15. Резинки для волос
16. Чеки за телеграмму
17. Копия заявления, отправленного уполномоченному по правам человека:)
18. Письмо девочки из детского дома
19 Варенье (!!!)
20 Контейнер для гигиены.
21. Растишка
22 Визитка чиновника, который обещал помочь, но резко ушел в отпуск.
23. Купоны, выигранные в детских игровых автоматах.

Там еще была полукилограмовая капуста, но я, пока искала ключ, ее потеряла.

Такая история

Мы с моей бабушкой с пиететом относились к истории своей семьи. Бабушка была из купеческой семьи, раскулаченной. А дедушка из простых ребят. Поэтому бабушка, воспитанная на совсем других традициях и получившая в приданное швейную машинку "Зингер", умывальник и бронзовый самовар не собиралась забывать прошлое. А мне нравились все эти ее воспоминания, завернутые в тряпочки, сложенные в коробки из-под конфет, выпущенных в 1935-м году. Короче, нам с бабушкой было чем заняться.
Кстати, умывальник, машинка и самовар достались моей бабушке от ее мамы. Так вот... они до их пор все живы и до сих пор прекраснейшим образом функционируют!

А на этой фотке вот этот вот суровый дедуля в сапогах на фотке это знаете кто? Это абалдеть кто! Это дедушка моей прабабушки! А одна из девочек,не помню уже какая, собссна прабашука. Ее звали Мария.

Collapse )

Опека, недоступная продуктивному контакту

В нашем сообществе уже писали статью о том как астраханские власти "талантливо" пиарят своих подопечных сирот в приемные семьи. http://raznochin-deti.livejournal.com/1489.html

Речь идет об усыновительской базе -
http://www.usynovite.ru/db/ Здесь должны находиться фотографии и описания всех детей подлежащих усыновлению. Дураку ясно, что от того что там написано и от того какая фотография там висит зависит судьба ребенка. Ведь именно в этой базе большинство усыновителей выискивают ребенка своей мечты.

И вот меня дернуло пойти помотреть эту базу самолично. Вечер выдался на редкость нервным. Потому что я нашла детей, которых в связи со своей волонтерской деятельностью знаю лично. А точнее я весь год НЕ ЗНАЛА детей ТАКИМИ, какие они в этой базе.

Я кидала ссылки подругам-волонтером, мы потрясенно смотрели на них, открывали новые, смотрели, смотрели, смотрели. Хотите с нами узнать как надо пиарить детей так, чтобы их не захотело взять никто и никогда? Так, чтобы усыновители убежали от детей как от огня? Мастер-класс дает местная опека!


Начем с моей любимой Ларисы.


фото из усыновительской базы: http://www.usynovite.ru/child/?id=5u2y

Это с ней я общалась целый день. Пока мне не сказали что она меня не понимает. Это она придумала свой язык жестов, это она на видеозаписях нежно целует директора и лезет к нему на руки. В свои 17 она еще не встретила доброго человека, который бы научил ее языку жестов, чтению и письму.>
Collapse )

Спарта по-астрахански

В Спарте слабых мальчиков бросали в пропасть, в Астрахани тоже есть свои методы «борьбы» со слабыми детьми, основанные на таком же принципе - «выживает сильнейший».

Моя жизнь была вполне себе безоблачной, пока чуть больше года назад я не узнала о том, что у нас в области есть Разночиновский психоневрологический интернат для умственно-отсталых детей. Так я стала волонтером, и с тех пор каждый месяц ездила в гости к детям. Ездила бы и чаще, но об этом расскажу чуть ниже. Я такая не одна, разночиновскому интернату помогают волонтеры-шефы со всего белого света, присылают письма, посылки, а местные шефы стараются навещать детей лично.

И вот за время волонтерства я и мои подруги увидели в интернате столько всего, что сейчас уже не понятно – как спокойно жить дальше с таким «багажом знаний» и как, приезжая в интернат, делать вид, что все хорошо. Я хочу рассказать вам обо всем, что мы видели, и попросить разделить с нами эту беду и помочь спасти 250 детей, которые находятся в этом учреждении.

Интернат, в котором множество очень тяжелых, лежачих, слепых, глухих и парализованных, находится в дремучем астраханском селе Разночиновка. Говорят, по закону сейчас в подобных учреждениях не должно быть больше 60 детей. Но в Разночиновке другие законы. В палате находится по 10-20 кроватей, а то и больше. Особенно тяжело смотреть на лежачих детей. Естественно, персонала для их обслуживания не хватает. Лежачих детей кормят, смешав первое и второе, или через зонды. За все время, пока мы сюда приезжаем, никто из нас никогда не видел, чтобы лежачих выносили на воздух. Наш волонтер Оля предложила вынести кого-нибудь из лежачих погулять, заместитель директора учреждения ее прервала:
- Никого из первой группы мы вам вынести на улицу не дадим!
Летом в Астрахани адская жара, в помещениях она поднимается до 50-ти градусов. Представьте, как тяжело деткам в такой температуре находиться круглосуточно.

Я забыла сказать об еще одном важном моменте – от Астрахани до Разночиновки 35 километров. Но 15 из них - это колея в степи. Те, кто возил нас туда на машине, больше никогда не соглашался повторить этот подвиг, проклиная нас по дороге. Сейчас мы ездим туда на автомобиле одного из волонтеров, который специально приделал на днище машины стальной лист. Как вы понимаете, по такой дороге в этот поселок не заманишь никаким калачом ни педагогов, ни врачей. А они здесь очень и очень нужны! Ведь в селе нет, например, врачей занимающихся слепыми детьми и учителей, способных обучать их. Все слышали историю о девочке Кристине, которую волонтеры натурально спасли, буквально на руках вынеся из этого проклятого места. Слепая девочка попала в Разночиновку и за несколько недель превратилась в скелет обтянутый кожей, лежащий в кроватке, отказывающийся от еды и попросту умирающий. Наши волонтеры увидели ее в таком состоянии, подняли шум и ребенок был срочно доставлен в больницу и спасен. Сейчас Кристина живет в другом интернате. Необучаемый и ранее лежачий ребенок ходит, занимается с педагогами и радуется жизни. А сколько таких детей осталось в Разночиновке и сколько их уже умерло, ведь нас не везде пускают и не все показывают! Волонтеры вытащили из Разночиновки еще одну почти слепую малышку – Олесю. В Разночиновке она была «необучаема», а сейчас живет в интернате в Сергиевом Посаде. Занимается, обожает петь, посещает храм, общается с множеством людей. Ее педагоги признаются, что Олесю ждет длительная адаптация к жизни после Разночиновки.

Глухонемым детям тут тоже не положены учителя. В старшей группе есть девочка Лариса. Она глухонемая, но активная, живая и вездесущая. Ее никто никогда не учил ни азбуке, ни языку жестов. Но она придумала свои жесты. Когда я приезжаю, мы садимся рядом, обнимаемся и разговариваем. Я думала, что она просто немая, спрашивала. Она старалась читать по губам, показывать жестами что хочет сказать. Воспитатель удивилась моему занятию:
- Что ты с ней разговариваешь? Она же глухонемая!
В последние мои приезды Лариса лежала в коридоре на полу и горевала. Мир без звуков и без общения угнетал ее. Она лежала на голом полу и все просто перешагивали через нее.
Вся эта группа, где находится Лариса, это мои любимые девочки, они все необучаемые. В группе нет ни одного педагога, только воспитатели, которые с девочками делают всякие аппликации. Если сказать необучаемым девочкам, что я могу передать шефам привет и письма от них, то они садятся за стол, берут бумагу и пишут письма для своих друзей волонтеров. Да-да. Необучаемые пишут. Вы все прочли правильно. Просто некоторым повезло – кого-то грамоте научили друзья, кто-то лежал в больнице, и ему попалась сердобольная соседка по палате. Для сироты это очень важно – обучаемый ты или нет. Потому что после Разночиновки будет распределение по другим интернатам. Самые «тяжелые» попадут в другие, подобные этому, учреждения. Те же, кто более перспективен, окажется в учреждении, где можно жить по-человечески. Но у руководства Разночиновского детского дома нет цели сделать так, чтобы как можно большему количеству детей обеспечить хорошее будущее. Директор, Валентина Андреевна Уразалиева, правда, как-то показывала нам фото мальчика, который после Разночиновки уехал в очень хороший реабилитационный центр. Но фотки были десятилетней давности. Видимо, за этот срок ничего подобного больше не случалось.

А вот палата для «тяжелых», но не лежачих и не умеющих разговаривать детей. Здесь кто-то лежит на полу, закутавшись в одеяло, кто-то сидит, раскачиваясь из стороны в сторону. У окна сидит мальчик Вова. У него ДЦП, он плохо ходит, но обладает хорошим живым умом. Однако это не мешает руководству учреждения держать мальчика в палате, где с ним даже некому поговорить. Рассказывает наш волонтер Оля:
- Я зашла в палату к Вове и поздоровалась с ним. Он встал и, держась за стенку, подошел ко мне и сказал: «Оль, два года назад ко мне приезжали волонтеры Марина и Настя, скажи, они в этот раз не приехали случайно?» Понимаете, даже я уже не помню, что Марину и Настю зовут Марина и Настя. А ребенок помнит и ждет кого-то, кто будет с ним хотя бы разговаривать.
К сожалению, мы, волонтеры, не можем обеспечить Вове и многим другим детям этого интерната достойного внимания. Отчасти из-за того, что приехать в это село по этой дороге - уже подвиг. А в большей степени от того, что руководство учреждения искренне не радо нам. Казалось бы – что плохого, если кто-то посидит с ребенком, порисует, поиграет, поговорит. Как-то я позвонила директору предупредить, что мы приезжаем втроем и привезем нового волонтера. На что получила ответ: «Я дала разрешение только тебе, а ты кого-то с собой тащишь». Да, вот такая я. Тащу, чтобы побольше детей охватить вниманием. Не вижу ничего плохого в том. Но наша мечта привозить волонтеров в каждую группу так и осталась мечтой.
Мы можем рассказывать о Разночиновском беспределе часами. Я сейчас перебираю эти факты и не знаю, что в каком порядке писать, потому что всего этого у нас накопилось немало. Старшим девочкам-воспитанницам, например, достается после каждого нашего приезда. Воспитателям кажется, что они слишком много лично общались с нами и могли сказать лишнего. Одна из волонтеров недавно привезла детям игровую приставку. Ее так и не включили в сеть. И мальчишки при этом продолжают на стену лезть от безделья. Известно, что одна из интернатовских девочек покончила с собой. Волонтер Веры часто вспоминает о рассказе одной девочки, которая всю ночь своим телом грела умирающую в палате подругу. А утром проснулась, а подруга уже умерла. Или вот дети обмолвились, что они работают весь месяц уборщицами, а в конце месяца получают зарплату 100-200 рублей, которую им не дают на руки, а покупают на эти деньги канцтовары.

В последнем репортаже о Разночиновке, который прошел по НТВ, директор не заметила, что ее снимает камера и сообщила журналисту «Эти волонтеры у меня уже вот где сидят, зачем они мне, когда у меня есть 70 миллионов». Мы были поражены. И даже не тому, что мы директору «вот где», это всегда было очевидно. Нас поразило то, что на книжках у детей, по всей видимости, находится приличная сумма. Ее нельзя просто так снять, но можно использовать по целевому назначению! Но целей у руководства видимо нет. Зачем снимать эти деньги, когда есть мы. Московские волонтеры часто звонили директору и предлагали помочь в приобретении нужных вещей. Директор ничего не просила, но и от помощи не отказывалась, говорила что памперсов, пижам, простынок всегда не хватает. Мы, те кто видел интернат и его нищету, естественно слали. И партии нужных вещей и отдельно посылками. Разночиновке есть средства и как видим не только на памперсы. Но вот только руководство не видит смысла их использовать на благо детей.

На днях директору интерната Валентине Андреевне власти вручили премию «Женщина года» и пожелали оставаться на своем посту еще столько же, сколько она там находится.

А теперь о том, то же собственно нужно для счастья? Для нашего волонтерского счастья и для детского тоже. Наши чаяния сейчас на удивление совпадают. Мы просим всех, от кого это зависит помочь Разночиновским детям наконец-то делом, а не словами.
- Интернат НУЖНО, ну просто необходимо перевести в город. Ведь тяжелым детям требуются узкоспециализированные врачи, а детям, которые «полегче», специальные учителя. Ну и, кроме того, как показала практика, в глухом селе трудно контролировать работу этого учреждения, в том числе и органам опеки и другим инстанциям. Во время очередного приезда Астахова наши власти сообщили, что в городе освободилось несколько детских домов, потому что детей разобрали. Так, значит, помещения есть? Может быть, можно наших деток перевести туда?
- Кроме того мы просим переосвидетельствования детей. Уверены, после него многие смогут жить в более щадящих условиях.
- И еще требуем проверок деятельности Разночиновского интерната. По изложенным мной фактам и по десяткам других. Мы готовы предоставить их прокуратуре и организациям, занимающимся защитой прав детей, и в ближайшее время так и поступим.
- Ну и на последок мы хотим попросит того, от кого это зависит, не закрывать для волонтеров двери этого ПНИ. Сейчас после сюжета о кладбище нас туда не пускают, на звонки не отвечают. Неизвестно, что о нас скажут детям воспитатели. Мы всегда действовали только в интересах детей и были преисполнены самых гуманных намерений. У детей наконец-то за многие годы одиночества появились близкие люди. Не знаем, как это все переживут побитые жизнью и видавшие много лишений сироты из Разночиновки, но мы эту разлуку переживаем очень тяжко.

Ольга и волонтеры
Астрахань