November 9th, 2012

Как я буду работать в угро

Сегодня утром я решила, что хочу работать в уголовном розыске. Ну точнее я давно хотела бы, потому что за годы работы журналистом научилась находить, например, человека в городе имея только его имя и букву фамилии. Где как не в угре может такое пригодиться?

Так прямо и вижу как это будет. Прихожу я, значит, такая в родное управление, с утра пораньше, в мятой форме, как положено, с бодуна. В предбаннике уже светят синими кителями следаки из следственного комитета.
- У, стервятники, - бормочу я.
- Серега в дежурке кивает на них и говорит мне:
- Дело некрофила с Казачьего утащили, етить их.
В моем кабинете зеленые стены до половины, а выше – белые. И на стене портрет Путина и Медведева вместе, чтобы каждые четыре года не менять.
В кабинет заглядывает начальник Семен Семеныч, которого мы за глаза называем Всехпорешу.
- А, пришла, зайди ко мне!
В кабинете у Всехпорешу уже сидят мои коллеги.
- Поступил звонок от жителей улицы Барсовой, вроде как убийство там. Лазарева, поезжай и возьми стажера Петрова.
Стажер Петров радостно вскакивает:
- Спасибо, спасибо!

Приезжаем. Бабки на лавочке по данному делу сообщают следующее – соседка Мария Петровна 25-го года рождения уже больше недели не выходит из дома. За несколько дней до этого она рассказала соседкам, что пускала в квартиру настройщика роялей для, собственно, настройки редкого венского рояля на, котором, по слухам, играл сам Штраус.
- Как бы настройщик не убил Петровну и не вынес рояль, - выдвигают первые весьма интересные предположения соседки.
Дверь предполагаемой жертвы закрыта, на стук и звонки она не отвечает.
- Ну что, Петров, - говорю я, - второй этаж всего, давай в окно лезь, оно как раз приоткрыто.
Петров подпрыгивает от радости. А я иду за противогазом, бабку порешили неделю назад, на улице жара, вонь будет та еще.
Следующие пятнадцать минут Петров пытается достигнуть окна предполагаемой потерпевшей, но никак не может подтянуться на руках.
- Все сама, все сама, - говорю я, надеваю противогаз и забираюсь на подоконник к бабке. Приоткрыв окно, запрыгиваю в полумрак комнаты и склоняюсь над бездыханной старухой. Она открывает глаза и видит перед собой натурально как есть посланца ада, ну или инопланетянина и начинает истошно орать, тряся белой нечесаной головой. То ли посланец ада, то ли инопланетянин увидев оживший труп тоже издает хриплый сдавленный крик полный ужаса.

И вот я думаю – все-таки умение найти человека имея только имя и букву фамилии это не самый важный навык для сотрудника угро и не самая их основная работа. К тому же сейчас кто-то в подъезде так громко хлопнул дверью, что мне стало очень страшно. А табельный пистолет остался там, в воображаемом кабинете, где стены наполовину зеленые, а сверху белые и портрет Путина и Медведева, чтобы каждые четыре года не менять.ъ

ПС.: История про противогаз и бабку реальная. Она случилась в Астраханском угро, а потом сценаристы "Улицы разбитых фонарей" случайно узнали про нее и внесли в сценарий сериала.