March 24th, 2012

Лето, ах лето

Есть у астраханского лета один недостаток. Ну не один. Но осадочек остается, да.

Иду я один раз по городу. В белой такой пышной юбке в несколько слоев. С молодым человеком. У нас с ним какое-то второе свидание. Прям в самом центре идем. Возле ЦУМа, мимо милицейского патруля.

А в тот год было нашествие саранчи. И я чувствую, что одна запрыгнула мне под юбку. Такая когтистая колючая мразь. И запуталась в подъюбниках и хватает меня за ногу. Трогать ее рукой я не буду даже под страхом смерти. Я начала трясти юбками, прыгать. Шедший рядом МЧ как-то прихренел. Шел в нормальной девушкой, а тут бах и она начала какие-то ритуальные пляски устраивать.

Через две секунды я поняла, что мне уже все равно. Мне плевать на всех. И тогда я сняла юбку. Оставшись в эм... нижнем белье. Прямо рядом с нарядом милиции на оживленной дороге. Вытряхнула саранчу, надела юбку и пошла дальше.

Другой раз саранча прыгнула мне по время прогулки по городу под майку, что было дальше, вы, я думаю, поняли.

А у мамы дома в прошлом году саранча скакала ночью по стенам. У них там нашествие было. И я ее ловила рюмками, банками, чашками и все что могла ночью нашарить. Утром просыпаешься. вся комната в банках, под которыми кто-то шевелится.

Ира

Пошла как-то на днях наша журналист Ира из редакции снимать голодовку. А там был такой неспокойный момент, самое начало. И вдруг мне пишет знакомая журналист:
- Оль, что случилось с Ирой? Она что тоже голодает? Тут так неспокойно.
Что с Ирой там происходит мы не знаем, поэтому сразу напряглись. И тут же звонит мой Леша и говорит очень встревоженным голосом:
- Оль, где Ира??????? Она в редакции надеюсь?
У меня сердце упало. Все. Это вещают как минимум на 1-м канале и там Ира и с ней там что-то делается по всей видимости очень страшное.
Я тихо шепчу:
- А что?
А Леша говорит:
- Скажи ей чтобы принесла нам мечи, которые брала у нас, нам с сыном нечем играть.