August 12th, 2011

Люблю комплименты

Купила я себе недавно платье. Миленькое. С декольте. Одела его. Лешка сидит ест. Я вся такая романтичная в ситечке, с таким колхозным соблазнительным декольте, на тоненьких ножках подхожу к нему игривой походкой не сводя с него глаз. И так обольстительно шепчу:
 - Как тебе мое новое платье?
А он так смотрит как всегда - распахнутыми наивными восторженными детскими глазами, блаженно улыбается. И говорит: 
- Ой, а у тебя оказывается непропорциональная голова. Я только сейчас заметил. Похожа на колпак! 

...потом в течении дня он все-таки чувствовал, что сказал что-то не то и периодически пытался вернуться к этой теме и выправить ситуацию, говоря что-то вроде:
- Ну это у тебя просто прическа такая, когда волосы распущенные, то уже и не видно, что колпак.
или:
- Да, это челка такая, у тебя сразу голова как шапка. 

Такой романтик... голова как колпак... это ж так просто не придумаешь, надо обладать чертовски образным мышлением:)

Обращение к руководству налоговыми органами Астраханской области.

Когда же это, блядь, уже кончится! Когда отдадут ребенка, сколько можно его мучить! Вот бляди так бляди! 

Оригинал взят у drobinskaja в Обращение к руководству налоговыми органами Астраханской области.
Руководство налоговыми органами Астраханской области должно самым внимательным образом следить за моральным обликом своих работников. К работе с бюджетными деньгами можно допускать только кристально честных людей, не жаждущих собственного обогащения. Однако у меня перед глазами сейчас пример прямо противоположный:
у меня под опекой без всякого пособия по опеке девять лет жил больной ребенок – сын одного из сотрудников налоговых органов в Астрахани. Восемь лет родители не содержали своего ребенка. Несмотря на это, несмотря на то, что я оставила престижную работу для ухода за этим малышом, и перебивалась небольшими заработками, мальчик у меня имел полное обеспечение всем необходимым. Он дважды ездил в Австрию на обследование, каждый год дважды в Москву на консультирование, был в Питере на консультации (почти все платное), в Саратове. Я и мои друзья собирали деньги на лечение, чтобы помочь ему выжить и улучшить его состояние здоровья. Его собственные родители ничего для этого не делали. Мальчик не получил ни разу ни одного Новогоднего подарка и ни одной путевки в санаторий от профсоюза налоговой инспекции, или от фирмы, где другой родитель работает. Хотя такие путевки детям сотрудников выделяются. Я сама изыскивала возможность вывозить его на отдых. Родители просто экономили на содержании своего сына.
Суд в 2008 году присудил им выплачивать алименты. Родитель, руководитель одного из отделов налоговой инспекции(!), алименты не платил полгода, заявив, что не получил исполнительного листа! А не получил, так как не дошел до судебных приставов, несмотря на все их повестки! Образовалась задолженность за полгода, из-за чего я обратилась в прокуратуру. Лишь тогда алименты начали поступать, но задолженность за полгода погашалась еще почти год.
После этого Ваш сотрудник заявил, что я его смертельно обидела! И забрал своего ребенка! И с тех пор я не видела мальчика ни разу. Его родители категорически не допускают меня и моих детей (которые девять лет делились с ним всем, что сами имеют) видеться. Они теперь заявляют, что я – посторонний ему человек! Отдать на девять лет постороннему человеку своего тяжелобольного сына – можно. А разрешить видеться раз в неделю – нельзя. Это жестоко и бесчеловечно, и несовместимо с образом государственно служащего, у которого человечность должна быть главным моральным качеством.
Затем эти родители, один из которых – Ваш сотрудник, более того, начальник одного из отделов – сделали попытку вернуть ту сумму алиментов, которую им пришлось (подчеркиваю – пришлось) выплатить. Однако это не получилось. Они сделали попытку вытребовать с меня бытовую технику (стиральную машинку, кондиционер, мясорубку) – заявив, что якобы это куплено на их алименты. Что тем более смешно, учитывая, что кондиционера у нас дома нет и никогда не было. Опять не вышло.
Я обратилась в суд с просьбой видеться с ребенком, которого я вырастила, и без которого мои дети очень тоскуют. Они выиграли суд, через своего, с позволения сказать, «адвоката», заявив, «что я им никто, и что между нами конфликт». «Конфликт», по-видимому, заключается в том, что этот бедный малыш еще жив благодаря вложенным в него стараниям, а им этого не надо.И еще они через своего "адвоката" цинично заявили, что их сын - инвалид, и ничего не понимает и не чувствует!
И вот теперь Ваш сотрудник настолько потерял голову от жажды обогащения, что требует с меня пять тысяч рублей судебных издержек на оплату этого адвоката! И Вашему сотруднику нет дела до того, что он отнимает эти деньги у семи больных детей-сирот, которые любили их сына и считали его своим братом на протяжении девяти лет. Которые сами живут небогато, и которые, несмотря на это, очень добрые (в отличие от Вашего сотрудника). И которым видеться с их названным братиком Ваш сотрудник не дает. И Вашему сотруднику, по-видимому, плевать, что он сам отнюдь не бедствует, что в лечение своего сына они не вкладывают никаких денег, с ним никто из специалистов сейчас не занимается, его даже гулять не выводят! Бедный мальчик потерял все, что имел – любящих друзей и поддержку. Вашему сотруднику наплевать, что оба родителя нашей семье обязаны так, что за это никогда не смогут расплатиться. Он требует с нас деньги за своего «адвоката» просто потому, что он МОЖЕТ это сделать. Жажда наживы затмила ему разум.
И такой человек работает у Вас в отделе, где люди платят налоги, т.е. – с государственными деньгами!
На примере этого сотрудника видно, что у некоторых людей при виде денег и возможности легко их получить разум перестает функционировать, моральные нормы перестают существовать. Я прошу Вас обратить внимание на моральные качества работников службы, собирающей налоги с населения. Они сами должны быть образцом в поведении, моральном и финансовом. Или наш бюджет всегда будет бедствовать, всегда будут отсутствовать деньги на лечение больных малышей, на строительство квартир для нуждающихся, на улучшение жизни пенсионеров и инвалидов.
.

Ностальгическое

Вот приехала я с "Кубаны" и почти ничего не написала. Просто не люблю путевые заметки. Это же не посещение Шаолиньского монастыря. Просто море, просто 50 тысяч панков, что тут такого интересного?  

Что скажут о фестивале фотографии застывших на сцене "Ляписов" или "Тараканов"? Да ничо. Лучше сто раз услышать вживую. 

Я сейчас вам расскажу о том, чего лучше на себе не испытывать. 
На фестивале мы мылись напитком "Архыз Алое". Подмывались, умывались, чистили зубы, мыли голову. Это сладкий напиток. 
Очень прикольное ощущение, когда соль с волос и лица смывается сладким. Соленое и сладкое течет в рот. Его привозили некие люди, выгружали на соленое озеро и уезжали. Кто? Что? Х.з. Дима утащил к себе в машину 9 упаковок. Хватило его всем. 

А душ мы так и не нашли. И почти никто не нашел. Но оказывается он был. Вот такой душ:



автор фото: http://vkontakte.ru/princessa_yuliana

Вива кубана

 А вот еще смешное нашлось. Сайт "Геометрия" вывесил 70 своих лучших фоток с феста "Кубана". 
И там мы с Юлей. Можно, конечно, подумать что мы тут яростно зигуем. Что это нацистский демарш на празднике свободы и толерантности. Но мы тут просто танцуем "макарену". Следующий жест - схватиться за жопку, а потом - присесть.  
Прикалываемся - нашими рожами теперь будут иллюстрировать статьи про скинхедов. 

Дожили. Руку теперь даже перед такси поднять страшно. Не сочтут ли за зигу?:) .