May 27th, 2011

Уиииии

Не было печали, купили поросенка. Завтра повезу в ветеринарку. Самое противное, что на этих "поросят" у меня аллергия на кармическом уровне, я сразу начинаю чесаться, покрываться корками, лишаями, на которые уходит по два пузярька йода в день. ООднажды мне пришлось отказаться от фотосессии в свадебных платьях из-за вот таких проблем. Поэтому с тех пор я животных не люблю и откровенно побаиваюсь.
Семантика единственная, кто прошел конкурсный отбор и от которой я не чешусь. Завтра расскажу про "поросенка", история драматическая.

Вот никогда не хотела чтобы мой дневник имел какое-то отношение к "сраным кошкам". Но это, видимо, судьба.

Будни аспиранта

Мой муж гений. Что бывает если у гения нет заботливой жены вы сейчас узнаете.

Про квартиру моего возлюбленного на конфетно букетной стадии я знала только, что там весело и часто с ночевкой остаются друзья. Я тогда спрашивала друга Колю - а там у Леши есть постельное белье? Коля говорил - что ты, что ты.
И мне представлялось ужасное - все спят не расстилая кроваток, на красивых иранских покрывалах в окружении подушек-думочек без наволочек. Ну а как это еще - без белья?
- Я прибрался! - отворил Леша передо мной дверь. И я вошла. И поняла, почему холостяцкие квартиры называют берлогами. Хочу вам просто описать квартиру этого чудесного человека. В прихожей нет лампочки. Пол, конечно, не мыт со времен, когда квартиру год назад перед сдачей убрали. В прихожей все пространство на полу от двери до двери занимают банки с варьеньеом. Некоторые из них лопнули, варенье растеклось и засохло много месяцев назад. Среди них лежит одежда, обувь и осколки стекла. Сверху палатка и спортивная сумка. В шкафу, что для верхней одежды и правда находится верхняя одежда. Вешалки чистые - куртки и пальто лежат на дне шкафа большой кучей. Сверху на ней лежит стул.
- Леш, а почему бы не повесить одежду, а банки не поставить в шкаф? - говорю я и Леша себя бьет по лбу - "а это идея!".
На кухне в раковине маринуются тарелки. Их около полусотни. На кухонном столе и тумбочках стоят грязные кастрюли, на черной пречерной закопченой плите - грязные сковородки. Здесь же грязные стаканы и чашки. В холодильнике упаковка яиц, в морозилке бутылка спирта "на черный день". Я, представляя какой ужас творится в микроволновке, открываю, зажмурившись.. Но микроволновка девственно чиста. Видимо потому что в ней нельзя варить яйца.
На подоконнике в стаканчике гниет луковица в воде.
- У меня была еще коллекция плесени, - говорит Леша, - но я за ней не ухаживал, и она умерла.
Даже плесень!
В туалете, судя по запаху, долго жил лев. Я как раз была недавно первый раз в жизни в цирке и теперь знаю, как страшно пахнут хищники, когда делают свои дела. Мы стоим на пороге санузла и я задыхаюсь.
- Видишь, - говорит мне любимый, положив руку мне на плечо, - крашу потолок!
Черная пречерная ванная, черный пречерный унитаз.
Под ванной стоят очень грязные кастрюли, их много.
- Что они там делают?
- Я их отмачиваю.
Они совершенно сухие.
- А почему ты тут сушишь белье, - спросила я, - у тебя же балкон есть!
- А у меня всего две прищепки. К тому же на балконе лежит грязный ковер и очень воняет.
В зале действительно нет ковра. Друзья залили его пивом, еще когда болели за наших в матче с испанцами. Поэтому вместо ковра большой двухспальный матрас, на котором друзья видимо и спят. На всех шкафах, столах и тумбочках стоят кружки, стаканы, чашки, наполненные пивом. Я хватаю мокрую тряпку и начинаю сметать пыль. Под слоем пыли нахожу два красных диплома моей радости, начинаю его еще больше уважать. В зале два шкафа:
- Один для чистого белья, другой для грязного, - проводит экскурсию милый.
Я открываю сначала для чистого. Свернутые кулечками тут лежат пару футболок, висит пиджак. Из шкафа для грязного вываливается годовой запас одежды.
- А где носки? - интересуюсь я.
- Носки под кроватью, - машет рукой Леша в сторону дивана, на пододеяльник выполняет роль простынки. Никаких подушек-думочек там, конечно же, нет. На стенах, все в елочных игрушках, ветки сосны. За окнами безмятежное лето. На балконе комком мокрый вонючий ковер и две прищепки на веревке.
Я помыла тарелки и полы. Пожарила картошку. Леше позвонил друг:
- Нет, нет, Серега, я не могу прийти. Оля обещала приготовить мне настоящую домашнюю еду.
Он вешает в ванной для меня непонятно откуда взявшееся кипельно чистое хрустящее ароматное полотенце:
- Вчера для тебя постирал!
Я мешаю румяную картошку и думаю, что давно не была так счастлива.

С моим появлением в жизни этого сумасшедшего ученого в его квартире появились чистые тарелки, еда, носки, прищепки, половая тряпка, губки для посуды и занавеска. И вот однажды я пришла, пособирала кружки по углам, помыла небольшой вагон посуды, сделала на занавесках романтичные складочки и легла спать, а рано утром ушла на работу. Леша встал, оделся и ушел, а кровать, конечно, не застелил.

И в тот день впервые его жилище посетила мама. Впервые. За год. То есть она не видела присохшее варенье, туалет льва, пивной ковер, плесень, кирпичи, палатки, кастрюли под ванной. И вот она пришла вечером, а потом говорит Леше:
- Какой ты сынок неаккуратный, у меня нет слов... ну разве я тебя не учила застилать кровать?